Узнайте больше о том, как живут люди с синдромом Дауна и о том, как мы поддерживаем их

ПОДПИСАТЬСЯ!

Больше не показывать
СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ
В ПОЛЬЗУ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «СИНДРОМ ЛЮБВИ»


ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ
РАЗОВОЕ
Банковской картой
Apple/Google Pay

100
500
2000
другая сумма
принимаю условия оферты
ПОМОЧЬ!

поддержать

Любовь и её особенности

Очень важная и до сих пор недооцененная тема в психологической работе с людьми с синдромом Дауна — сфера их взаимоотношений с противоположным полом. Рассказывает обозреватель зарубежных публикаций «Даунсайд Ап», эксперт, переводчик Наталья Грозная



Если говорить об исследованиях и конкретной работе с людьми, имеющими ментальную инвалидность, то вопросами сексуального развития и последующих отношений с противоположным полом в России очень мало кто занимался. Один ныне известный в профессиональной среде такой человек — психолог Светлана Андреева из Пскова. До недавнего времени она была первым и единственным специалистом в этой сфере работы с теми, кто родился с синдромом Дауна. В своем методическом пособии Андреева обращается по большей части к специалистам.

Андрей Царев, создатель Центра лечебной педагогики (ЦЛП) в Пскове, выстроил целую систему помощи таким людям — от самого рождения до взрослого периода. Цареву удалось наладить плодотворные контакты с государственными социальными институтами. О псковском ЦЛП и мастерских, в которых работают взрослые люди с ментальной инвалидностью, мы подробно писали в журнале «Синдром Дауна. XXI век». В Москве пока ничего подобного нет. Псковичам в какой-то мере повезло: материальную поддержку им оказывают из Германии — в виде компенсации за огромный ущерб, причиненный Псковской области во время войны. Большое содействие социальным программам Андреевой и Царева оказывает лютеранская церковь.

Трудные вопросы

Сексуальная жизнь людей с синдромом Дауна — сфера деликатная, тут масса недоговоренностей, умолчания. Она практически табуирована, и родители попросту боятся просвещать в этом отношении своих детей с ментальными особенностями. С другой стороны, успешная психологическая реабилитация таких родителей ставит перед ними новые проблемы, новые вызовы.


Сексуальная жизнь людей с синдромом Дауна — сфера деликатная, Она практически табуирована


Наши ребята — действительно, особенно доброжелательны. Им трудно жёстко отказывать. Это не в их натуре. Известно, что на Западе в государственных учреждениях опеки происходят случаи сексуальных злоупотреблений со стороны персонала, который ухаживает за людьми с синдромом Дауна. Отчасти это связано именно с доброжелательностью, хорошим расположением к окружающим людей с дополнительной хромосомой. Для них бывает очень трудно и даже порой невозможно жестко отказать тому, кто их сексуально домогается. Их легко обмануть. Не миновала эта проблема и нашу страну. Недавно произошла ужасная история в Вологде. В частном благотворительном центре, который был открыт для проведения досуга людей с синдромом Дауна и других людей с особенностями, существовала сауна, где совершались развратные действия в отношении девушек. А ведь цель была озвучена вполне благородная — помогать организовывать развлечения для взрослых инвалидов.

Огромную роль в прекращении этого безобразия сыграла замечательная женщина Ирина Дубровская, которая долгие годы возглавляла организацию родителей детей с синдромом Дауна. Она использовала свой авторитет для борьбы с создателями этого центра.

Читайте также:

Тайна внутреннего человека

Каким видит мир человек c дополнительной хромосомой? Есть ли в современной психологии и педагогике описание этой картины?

Смелость и страхи родителей

Деятельность Ирины Дубровской в очередной раз демонстрирует, что и родители детей с синдромом Дауна сейчас стали совсем не такие, какими они были в 1996-м году, в момент рождения «Даунсайд Ап». Они теперь — борцы, и к тому же — они гораздо более оптимистичны, чем их предшественники. Хотя, конечно же, моральное состояние любого родителя колеблется в зависимости от того или иного этапа в жизни ребенка. Например, когда встаёт вопрос о школе, а после школы — о поиске места в жизни. И самый главный вопрос, который волнует каждого родителя ребенка с синдромом Дауна: что будет с ним, когда я умру? Колебания в состоянии родителей характерны для любого общества, независимо от уровня его благополучия. Я наблюдала все эти душевные метания, например, в Норвегии, где, казалось бы, люди могут быть вполне уверены в социальном обеспечении своих детей с ментальными особенностями.

В Норвегии, как и в других цивилизованных странах, если человек с синдромом Дауна остается сиротой, ему помогут поселиться в обычной квартире в обычном доме (если семья снимала жилье) и обеспечат необходимый уход и посильную занятость. Я видела целое предприятие, где работают преимущественно люди с синдромом Дауна. Это была фабрика по пошиву постельного белья. Даже те, кто просто не может себя проявить в производственной деятельности, не скучают: для них существуют центры дневного пребывания, где о них заботятся, с ними занимаются. И для родителей взрослых людей проблемы постоянного пребывания со своим ребенком дома нет: утром его отвезут в центр, вечером — привезут, причем именно в то время, которое удобно родителям.