Узнайте больше о том, как живут люди с синдромом Дауна и о том, как мы поддерживаем их

ПОДПИСАТЬСЯ!

Больше не показывать
СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ
В ПОЛЬЗУ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «СИНДРОМ ЛЮБВИ»


ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ
РАЗОВОЕ
Банковской картой
Apple/Google Pay

100
500
2000
другая сумма
принимаю условия оферты
ПОМОЧЬ!

поддержать

Арка края

Коллекционер современного искусства и художник Петр Ширковский рассказал «Термосу» о своей графической серии «Палиндромы», созданной для выставки «Good weather» в Вильнюсе

Записал Алексей АРХИПОВ


Летом 2019 года мои друзья, кураторы и художники Влада Трубачева и Виктор Закс, пригласили меня участвовать в выставке «Good weather» («Хорошая погода») в Вильнюсе, в Ужуписе. Это такой хипповский, немного анархический район города, где с конца 90-х действует самопровозглашённая республика Ужупис. На выставке было представлено порядка двадцати авторов, работы в том числе одесских концептуалистов Владимира Фёдорова, Сергея Ануфриева, участников бывшей группы «ФенСо» — Антона Черняка, Дмитрия Файна и Дениса Салаутина. Я недолго думал, что мне сделать для выставки. В последнее время меня привлекла тема палиндромов.

В прошлом году я делал перфоманс, который тоже был связан с темой палиндромов, а также с темой карт Таро — он прошел в Швейцарии, в галерее Каско в Базеле. Вместе с подругой Катей Васильевой мы объединились и организовали перфоманс MAT i TYT i TAM. Эта фраза является палиндромом. Перформанс начинался в полночь, также на нем я читал поэму Велимира Хлебникова «Разин», которая полностью состоит из палиндромов.

Часто палиндром — это сочетание слов, которое не имеет никакого смысла. Мне захотелось как-то это изобразить. Изначально я исходил из того, что само изображение должно быть симметричным, но потом я уже отказался от этой идеи.

В этой серии в основном использованы палиндромы разных авторов и источников, но что-то есть и моё. Пока я этим занимался, мне уже начали сниться какие-то палиндромы, и наутро я записывал целый список.

Последнее время много моих друзей увлеклись иудаизмом, и я тоже пытаюсь найти сопричастность, чувство своё. На многих языках тексты читаются не слева направо, а справа налево — всё наоборот. Не знаю, есть ли в иврите палиндромы, но в английском, французском, итальянском языках — есть. На некоторых языках палиндромы невозможно придумать.

Очень много слов, которые сами по себе являются палиндромами: тот, ага, око.

Возможно, я продолжу развивать тему палиндромов в каком-то другом жанре. У меня были перфомансы, потом вот — рисунки, возможно, я сделаю что-то в новом формате. Может быть, какие-то объекты или скульптуры.

Сейчас думаю и о масштабных проектах, связанных с палиндромами. Например, о чем-то вроде рекламных растяжек между домами. Чтобы палиндромы были на них с двух сторон, зеркальные, которые могли бы и с одной, и с другой стороны читаться одинаково.

Мне кажется, мой интерес к палиндромам связан немножко с психоделическим восприятием действительности, текста, когда он разворачивается не на плоскости, а, может быть, даже в объёме. Бывают такие палиндромы, которые имеют объём, они могут в матрицы быть вписаны. Тора так построена вся, — это объёмный текст. Ты можешь его читать и интерпретировать с достаточно разных позиций, именно пространственного расположения букв, а не прямого, как в тексте.