Узнайте больше о том, как живут люди с синдромом Дауна и о том, как мы поддерживаем их

ПОДПИСАТЬСЯ!

Больше не показывать
СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ
В ПОЛЬЗУ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «СИНДРОМ ЛЮБВИ»


ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ
РАЗОВОЕ
Банковской картой
Apple/Google Pay

100
500
2000
другая сумма
принимаю условия оферты
ПОМОЧЬ!

поддержать

Друг круга

Корреспондент «Термоса» изучила керамические мастерские Москвы и Петербурга, в которых работают люди с особенностями. И открыла целую вселенную, запечатленную в тарелках

Елизавета БАУМ



Мастерская «Особая керамика» — одна из семи программ фонда «Жизненный путь», который был создан для поддержки взрослых с различными нарушениями развития.

«Особая керамика»

— Задача нашей мастерской, — поясняет лечебный педагог Юлия Липес, — в том, чтобы взрослые люди с особенностями могли работать, делать нужные красивые вещи, и чтобы эта работа была творческая, не просто механическая. Среди наших авторов есть люди, которые по-другому не могут себя никак выразить. У нас есть люди, которые не говорят, например. И они что-то свое сообщить другим людям могут через свою работу. Мы хотим им дать такую возможность.

В «Особой керамике» работают около 15 человек. Зарплаты ребята получают в основном от продаж, а их размер определяется проделанной каждым из них работой. Труд педагогов и художников оплачивает фонд.

«Это Рокуэлл Кент, художник, который жил где-то в Гренландии, далеко на севере, и там такие пейзажи делал. Похож на нашего Алексея Караулова (педагог мастерской, скульптор — прим. ред.), не правда ли? Ну, вы его видели, с бородой», — Николай, автор рисунка.

«Что ты спрятал, то пропало, что ты отдал, то твоё. Лао-цзы — китайский писатель — и Шота Руставели — грузинский писатель. Просто был летом в Грузии, и мне там понравилось, поэтому я люблю всё грузинское», — Николай, автор рисунка.

«А это поэт Осип Мандельштам и Александр Герцевич, еврейский музыкант. Мы с Тамарой (педагог Николая — прим. ред.) нарисовали по Марку Шагалу, такой летящий скрипач», — Николай, автор рисунка.

«Я видела в Аптекарском огороде такой памятник из черепах. Я сначала подумала, что это такой металлический памятник, а они вдруг начали двигаться. К нам раньше ходила Тамара наша любимая (педагог — прим. ред.), и у неё было много черепах, она их отдавала туда. Они там живут, они там плавают, и я решила их нарисовать. Год назад», — Алёна, автор рисунка.

«Горшок. Это ваза стоит. Вот стол, окошко. У меня есть много рисунков по темам или просто. Это кабинет в колледже 21-ом», — Алёна, автор рисунка.

«Такую тарелку я в колледже рисовал. 4 года там учился. Я люблю поезда, путешествую на них. В этом году я в Питер ездил на „Сапсане“», — Андрей, автор рисунка.

«Это метро. В метро люди должны быть взаимно вежливы. Я метро люблю, всегда уступаю пожилым людям, инвалидам уступаю места, беременным женщинам, бываю взаимно вежливым», — Андрей, автор рисунка.


Небольшая коммерческая организация, продвигающая социальные идеи с помощью бизнеса и ставящая своей главной целью трудоустройство взрослых людей с ментальными особенностями. Работа по трудовому договору — важный шаг к их самостоятельности.

«Наивно? Очень»

Несмотря на то, что акцент в работе проекта делается именно на живописи, ребята выполняют самые разные функции: доставляют заказы клиентам, участвуют в производстве посуды, изготавливают магниты и значки, наклеивают этикетки на готовую продукцию, убирают мастерскую.

— Когда первые доставки выполняют, то очень теряются, мнутся, а потом ориентируются, привыкают, не стесняются спросить у прохожих, куда пройти, где этот дом, и когда они привозят клиентам продукцию, они рассказывают: «Это я нарисовал», — говорит Екатерина, сотрудник «Наивно? Очень». — Клиенты, в свою очередь, благодарят. Для ребят это признание их значимости.

Слоган проекта — «искусство особых людей». Одежда и сувениры с принтами особых художников продаются через интернет-магазин и в магазине на территории центра дизайна Artplay.

«Я их видел много, разных церквей. Что мне в голову пришло, то и нарисовал. <…> Когда настроение хорошее, нравится голубой, синий и красный. А когда плохое — нравится черный, дико черный, как волк», — Миша, автор рисунка.

В проекте задействовано 12 обычных сотрудников и 16 особых художников. Прежде чем рисовать на продажу, ребята учатся навыкам иллюстрирования и живописи.

«Это срисовывал. Это были разрезанные фрукты: бананы, арбузы разные, пополам. Нарисовали их сначала на мольберте, потом обводили черным цветом, потом заделывали места, которые грязные, белым акрилом. И потом отдельные цвета. И проводили цвет, чтобы он был похожим на то, что мы видим», — Миша, автор рисунка.

«Это дома, нам задали такую вещь: фоткать те места, где мы больше бываем. И у меня возникла картина, вот дома», — Миша, автор рисунка.

«Люди бывают разные, у кого какое настроение. Смотрите мои произведения, чтобы вам всем нравилось», — Дима, автор рисунка.

Дима. На тарелке — текст поэта Германа Лукомникова.

«Это снег лежит, сугробы, снег падает, домики светятся, окошки, здесь снег выпал на деревьях, заборы. Это может быть село какое-нибудь. Когда вот зима, люди тоже в домике топят печку, чтобы тепло было, не замерзали, а летом тепло. Зимой люди украшают елки, Новый год приходит, Рождество», — Рома, автор рисунка.

«Одна перевёрнута табуретка, одна стоит. И в аквариуме плавают вот эти прекрасные красненькие рыбки. Тут река, мост, улица, дома видны. Это, может, дом девушки, молодой, красивой. Вон девушка аккуратно рыбки оставила и отошла. Девушка высматривала. Видит дома, например, мостик, куда переходить, река плывет», — Рома, автор рисунка.

«По книжке я смотрел, срисовал. Это козлик, это клоун. Козлик сидит на крыше дома», — Рома, автор рисунка.

Иллюстрация к стихотворению Даниила Хармса «Дни летят, как ласточки». «Они летят, как ласточки, мяукают, шипят… А ласточки мяукали, а кошечки летят… Это я так придумал. Мы с Таней (Татьяна Чемоданова, креативный директор „Наивно? Очень“ — прим. ред.) рисовали, решил, что ласточки, человек летит по небу, один человек дома сидит, у него дома часы, бутылка, табуретка, бокалы», — Рома, автор рисунка.

«На Востоке ходят вот так вот девушки, укутанные, закрытые, собака отдельно ходит, дома, деревья. А на чердаке там могут быть вещи всякие разные», — Рома, автор рисунка.

Рома


Центр помогает людям с ментальными нарушениями социально реабилитироваться, получить навыки для самостоятельной жизни, начать работать и заниматься творчеством.

Центр социальной реабилитации «Турмалин»

— Изначально здесь социальный процесс на равных выстраивается, когда все друг другу, чем надо, помогут, — говорит Мария, мастер-керамист, художник. — Мы стараемся дружить и воспринимать на равных особенности друг друга. Без претензий каких-то, обид и поучательства. Вот какой ты ни есть, мы вытащим из тебя всё, что нам здесь пригодится. Мы так же и своё отдадим. Чтобы это были максимально защищённые условия, в которых как раз в идеале должно рождаться собственное желание здесь присутствовать и что-то делать осмысленное, находить свое место в этой жизни.

В Центре работает семь мастерских: керамическая, столярная, фьюзинг, ткацко-валяльная, свечная, мастерская эмалей и изготовления мыла. Есть класс для занятий с подростками, проводятся занятия музыкальной- и арт-терапии.

Центр посещают более сорока человек. По группам ребят распределяют с учётом их склонностей и свободных мест.

В керамической мастерской совместно с мастерами-художниками работают в среднем 3-4 человека. При этом все участники процесса ощущают себя единой командой: один лепит, другой рисует, третий покрывает глазурью.

«Турмалин» — некоммерческая организация, и особые керамисты в ней не получают зарплат за свой труд. Однако время, проведенное в мастерской, для них — настоящая работа, над результатом трудится весь коллектив.


В петербургский центр «Антон тут рядом» приходят взрослые люди с аутизмом — заниматься творчеством, учиться, общаться. Здесь работают четыре мастерские: швейная, декораторская, керамическая и графическая. А еще есть кулинарная мастерская, музыкальные и арт-терапевтические занятия.

Центр «Антон тут рядом»

— Если сравнивать со средним представителем социума, то у наших ребят может быть свободнее взгляд на то, что они делают, они не так закрепощены, — говорит мастер по керамике о своих студентах. — Они не откалиброваны социумом, они гораздо более разные, чем люди нейротипичные, их проявления личности более разнообразные. Представления о том, что «так нельзя», а «так нужно», у них совсем другие. В отношении творчества это особенно заметно. Вроде же нельзя, например, рисовать собаку с восемью ногами, не бывает же таких собак, не бывает зелёных собак? А они видят окружающий мир по-другому, и, как они его видят, понять почти невозможно.

Специализация студентов керамической мастерской — лепка посуды из сырой глины. Работа идет по инструкции. Рисунки для заготовок создаются ребятами в графической мастерской, на арт-терапии или дома.

Большинство студентов рисуют на бумаге, но есть и те, которые могут «по живому» — сразу на продукции. По карандашным рисункам мастер обводит краской, глазурует — и получаются готовые керамические изделия. В итоге вся без исключений посуда идёт на продажу.

Продукция на фото представлена в благотворительном магазине «Легко-Легко».


Этот московский благотворительный фонд оказывает поддержку слепым, глухим и слепоглухим людям, а также лицам с различными видами психических и интеллектуальных нарушений. Часть подопечных «ТОК”а проживает в психоневрологических интернатах.

Творческое объединение «КРУГ»

— В обычной среде они не могут работать, их заклюют, их не будут держать, потому что они нерентабельны, — говорит тифлосурдопереводчик Наталья. — Они чувствуют себя лишними в мире, им сложно. А здесь — инклюзия, смешение разных групп инвалидностей.

Однако принимать участие в жизни мастерской оказывается важным не только для людей с особенностями.

— Я — художник-керамист, — рассказывает Валерия, главный дизайнер «ТОК"а. — У меня своя мастерская дома есть. Но мне хотелось, чтобы занятия керамикой приобрели ещё какой-нибудь дополнительный смысл. Художников много, среди них — много хороших. И, в принципе, человек всегда может найти себе изделие, которое бы его устроило. И я никогда не понимала: а что я тогда делаю? Просто для удовольствия? Как-то я этот момент уже переросла. Мне мало «просто удовольствия». А здесь это приобретает другой смысл.

Мастерская керамики занимает два этажа. На первом — производственная часть и литейный цех, на втором — место для переговоров и работы за компьютером. Здесь же, в мастерской, можно выбрать и купить понравившееся изделие или даже сделать его самостоятельно. В студии регулярно проводятся индивидуальные и групповые мастер-классы.

Почти вся продукция в мастерской делается на заказ. Поэтому среди мастеров не только подопечные фонда, но и профессиональные художники, кураторы, а также люди с инвалидностью, уже имеющие опыт в изготовлении керамики.

«Когда я рисую, я чувствую огонь внутри», — Люда, неслышащая художница

PS Осенью 2019 года сотрудники мастерской «Особая керамика» проводят вебинары «Организация мастерских для особых взрослых». На занятиях расскажут о теории и практике создания мастерских для людей с ментальными проблемами, опираясь на 20-летний опыт работы мастерской. В первом и заключительном семинарах примут участие руководители Центра лечебной педагогики и фонда «Жизненный путь».